Сеанс спиритизма и его ужасы

Сеанс спиритизма и его ужасы

Расцвет спиритизма приходится на период с середины девятнадцатого века до двадцатых годов двадцатого. Люди тогда общались в основном только с соседями, сохраняя то простодушие, которое возможно лишь в условиях изоляции от большого мира. Религия в ту пору подвергалась нападкам. Проводя сеанс спиритизма, многие слышали голоса, объявлявшие науку иным разумом, и даже хуже: «Происхождение видов» Чарльза Дарвина посеяло в публике сомнения относительно божественного сотворения мира.

Сеанс спиритизма

Расцвет спиритизма приходится на период с середины девятнадцатого века до двадцатых годов двадцатого. Люди тогда общались в основном только с соседями, сохраняя то простодушие, которое возможно лишь в условиях изоляции от большого мира. Религия в ту пору подвергалась нападкам. Проводя сеанс спиритизма, многие слышали голоса, объявлявшие науку иным разумом, и даже хуже: «Происхождение видов» Чарльза Дарвина посеяло в публике сомнения относительно божественного сотворения мира.

Это было время религиозных раздоров. Многие христианские секты считали спиритизм богохульством. Те, кто в земной жизни не отличался благочестием, теперь вещали с демократических небес. Христиане объявляли, что спиритизм - союз с дьяволом. Христианской церковью заправляли мужчины. Церковные проповедники со своих кафедр громко возмущались теми, кто верил невнятному спиритическому бормотанию, исходившему от женщин, а иногда и от малолетних девчонок.

Это было время, когда только единицы знали, как провести сеанс спиритизма спиритические постукивания, впервые раздавшиеся в городках штата Нью-Йорк, докатились до Англии и остальной Европы. На сеансах в Америке и Европе можно было встретить респектабельных супругов, вдов, матерей с дочерьми, ученых, писателей и философов. Сэр Артур Конан Дойль, сэр Уильям Крукс, профессор Шарль Рише, доктор Шренк-Нотцинг - известные и высокоуважаемые люди писали о своем спиритическом опыте, лишь добавляя достоверности рассказам о том, как в маленьких темных комнатках разгуливают, высказываются, дотрагиваются до публики, передвигают предметы и всячески объявляют о своем присутствии духи умерших. Почему бы и нам не перенестись в конец девятнадцатого века и не заглянуть на такой сеанс.

На спиритическом сеансе

Небольшая гостиная в одном из домов. В углу так называемый «кабинет» - за темными занавесками на деревянных карнизах скрывается один-единственный стул. Женщина средних лет по имени Рут говорит, что она возьмет на себя обязанности медиума, который поможет духам найти обратный путь на землю и оказаться среди нас. Рут усаживается за столик в окружении пяти наиболее заинтересованных людей и просит всех взяться за руки, здесь каждый является посредником в спиритизме.

Гасят свет, оставляя лишь свечу на столике позади госпожи Кловелли, которая сидит напротив Рут. Постепенно глаза привыкают к темноте, и вы начинаете различать окружающую обстановку. Внезапно раздается постукивание - сперва в стене, потом в полу, а затем стук, кажется, исходит от столешницы. Начинается сеанс спиритизма.

Рут просит тех, кто сидит по правую и левую руку от нее, схватить ее за запястья; эти люди сыграют роль «контролеров», они удостоверятся в том, что Рут лишена возможности перемещать предметы руками. Она протягивает соседям руки. Вы крепко вцепляетесь в ее обнаженное запястье. Другой сосед, господин Дженсен, проявляет не меньшее усердие.

Кто-то касается вашего плеча. В слабом свете свечи вы видите обтянутую перчаткой руку. Она опять легонько стучит по вашему плечу. Из воздуха материализуются мелкие предметы, так называемые «апорты», и приземляются на стол. Цветок для господина Дженсена, затем брошка. Госпожа Кловелли предъявляет права на брошку. Она потеряла ее давным-давно, а это был подарок покойного мужа. Госпожа Кловелли плачет.

Над столом парит шелковый платок. Мисс Дарлингтон узнает изображение своего жениха, погибшего не более месяца назад. Она надеялась вступить с ним в контакт. Мисс Дарлингтон хватает шелк и принимается его целовать - исступленно. Над головами присутствующих появляется длинная серебряная труба, она парит в воздухе сама по себе, а из нее доносится голос, повествующий о мире духов. Голос принадлежит давно усопшему Бенджамину Франклину. Он рассказывает господину Максвеллу о его скончавшейся жене Мэри. Говорит такие вещи, которые могли быть известны только Мэри. Трубный глас произносит ваше имя. Он говорит о вашей дочке, малышке Аделине, которая умерла, когда ей было всего три года. Теперь она с Франклином в иной жизни. Вы лишь молча, киваете. Нахлынувшие эмоции не позволяют ответить вслух.

Франклин прощается с публикой, и тут начинает двигаться столик, кренясь то влево, то вправо. Когда он вновь замирает, наступает тишина. Сеанс глубокого спиритизма ещё не закончен.

Внезапно Рут вздрагивает, делает несколько глубоких вдохов и начинает говорить. Теперь, сообщает Рут, она отправится в кабинет, а в комнату явятся духи. Рут привяжут к креслу, полностью обездвижат. Присутствующим напоминают, что ни в коем случае нельзя дотрагиваться до призраков; если ухватиться за проводника духа, медиуму грозит неминуемая гибель.

Зажигают вторую свечу, и Рут отправляется в кабинет. Вы ощупываете занавески, кресло, проверяете пол - нигде ничего не припрятано. Госпожа Кловелли обыскивает медиума. Ничего нет, сообщает она, ни в карманах, ни в складках одежды. Рут привязывают к креслу. Вы оборачиваете веревку вокруг ее тела. Запястья Рут привязаны к подлокотникам, голени - к ножкам кресла. Вторую свечу тушат. Занавески задергивают, и все опять сидят за столом, негромко распевая псалмы. Проходит несколько минут, и из кабинета раздается приглушенный голос. Рут зовет вас, и вы направляетесь к ней. В руке медиума, по-прежнему привязанной к креслу, пергамент. Вы берете его, читаете. Это послание отца мисс Дарлингтон, обращенное к дочери, с наказом выйти замуж за опекуна. Вам велят задернуть занавески. Прохладный ветерок на секунду устремляется в ваше разгоряченное лицо; пламя свечи мигает.

Присутствующие продолжают петь псалмы в полутьме. Примерно через полчаса занавески начинают шевелиться, и в образовавшемся проеме возникает фигура - призрак американского индейца. Призрак входит в комнату; в полумраке кабинета видна согбенная фигура медиума в кресле.

Здоровенный индеец обходит комнату, кого-то он ласково гладит по плечу, с кем-то заговаривает. Он кажется очень реальным, очень живым. Затем абориген возвращается в кабинет и смыкает занавески. Все снова поют псалмы.

Медиум поднимает голову, но она все еще в глубоком трансе. Занавеска отодвигается без всякой посторонней помощи настолько, чтобы можно было увидеть ее. Пламя свечи падает на нечто белое и текучее, исходящее из сердца Рут. И чем больше вытекает этого вещества, тем жалобнее стонет медиум. Рут крепко привязана, эманация же увеличивается в объеме, приобретая очертания человеческого тела.

В конце концов, рядом с Рут вырастает ребенок, девочка-индианка. Окутанное белым веществом, ее бледное личико кажется призрачным. Она смотрит на присутствующих широко раскрытыми глазами, а музыкальная шкатулка, к которой никто не прикасался, наигрывает странную мелодию.

На ваших глазах ребенок постепенно склоняется и, в конце концов, превращается в белую массу на полу, а та снова втекает в медиума. Занавеска задергивается сама по себе, и Рут больше не видно.

Минуло два часа, вы чувствуете усталость. Однако напряжение не спадает. Затем вы слышите, как задвигалась медиум, и вновь раздается ее голос. Сначала она говорит с трудом, потом все тверже. Она вернулась, вышла из транса и хочет освободиться от пут. Вы идете в кабинет, проверяете веревки - Рут все также привязана к креслу.

Ее развязывают, от изнеможения она почти валится с ног. Зажигают лампы, комната наполняется светом. Сеанс окончен.

Мы еще вернемся к этому сеансу и посмотрим, что же там произошло на самом деле. А пока попробуем увязать то, чему вы стали свидетелем, с историей спиритизма.

посредником в спиритизме

История Сестер Фокс

Начало спиритизму положили две маленькие девочки. Кэтрин было лишь одиннадцать лет, а Маргарет - тринадцать. Жили они в глухом городишке штата Нью-Йорк в домике, где было всего две жилые комнаты: наверху спальня для всей семьи, внизу помещение, где обедали и занимались своими делами. Жили бедно и развлечений не знали. Шаловливые девочки, подвесив яблоко на шнурок, тайком стучали им в стены или по ступенькам лестницы, убеждая мать, что стук производят души усопших. Мать, верившая в мир духов, не замечала подвоха.

31 марта 1848 года, едва стемнело, Кейти и Мэгги (так их чаще всего называли) отправились наверх спать. Очень скоро раздался стук. Пока родители неслись по лестнице в спальню, звуки уже слышались отовсюду. Госпожа Фокс позвала соседей, не заставивших себя ждать, - многим было любопытно узнать, что же случилось. Десяток соседей сгрудились в крошечной комнате. Они задавали духам вопросы. Сколько детей у этой женщины, а сколько лет той? Ответное число ударов всегда было абсолютно верным. Постучи, если этот человек - коробейник (раздался стук), а не призрак ли ты убитого в этом доме (стук в знак согласия). Ты явился, чтобы причинить кому-нибудь зло? Тишина. Соседи письменно освидетельствовали увиденное. В городке Хайдсвилл забурлила жизнь.

Сестрички расширили свой яблочный репертуар, теперь они барабанили пальцами рук или ног по звукопроводящим поверхностям. Резонаторов вокруг хватало: столы, табуретки, рамы кроватей, стены и двери.

Дэвид, брат Мэгги и Кейти, предложил читать вслух алфавит, чтобы затем духи помечали стуком нужную букву. Метод очень утомительный, но теперь из потустороннего мира начали приходить послания.

В семье имелась и старшая дочь, Ли Фиш. Выйдя замуж, она перебралась в соседний Рочестер, где родила дочь. Господин Фиш оставил жену, и Ли зарабатывала на жизнь уроками музыки. Услыхав о том, что творится в Хайдсвилле, Ли поспешила к родителям. К тому времени семья, спасаясь от досужих визитеров, перебралась в дом Дэвида. Сорок лет спустя Мэгги рассказала, что старшая сестра немедленно потребовала, чтобы девочки показали ей, как они производят звуки. Ли была не из тех, кого можно водить за нос.

Семья переехала в Рочестер, известность девочек росла не по дням, а по часам. Духи научились двигать столы, легонько дотрагиваться до людей в полутемных комнатах и отвечать на бесчисленные вопросы - поток посетителей не иссякал. Вскоре Ли уже брала входную плату за «выступления» сестер; давать уроки музыки в доме, где вечно толпился народ, она уже не могла.

Позже Кейти объяснила, как она догадывалась по лицу посетителя, что отметила стуком нужную букву. Когда она устремляла взгляд в дальний угол комнаты и стучала громче, чем обычно, посетителю казалось, что стук исходит из дальнего угла. Когда ударяла ступней по ножкам стола, звук исходил от столешницы; удары по нижней части двери выдавались за звуки сверху. Безоглядная вера в невинность юных девочек мешала людской подозрительности.

В других городах появились свои медиумы, всегда готовые постучать, передать сообщение по буквам и передвинуть мебель. Ли решила, что девочкам пришла пора предстать перед широкой публикой. В течение двух недель духи наотрез отказывались стучать и перемещать столы. У самой Ли не получалось производить звуки столь же искусно. В итоге девочки-подростки сдались на уговоры.

14 ноября 1849 года они выстукивали послания духов в Коринфском зале Рочестера. Четыреста человек наблюдали за этим действом. Души усопших отвечали на вопросы. Для раскрытия приемов медиумов назначили проверочную комиссию. Было высказано предположение, что девочки используют коленные суставы, поэтому их держали за коленки, а женщины из состава комиссии обыскивали спиритов. Позже Кейти призналась, что во время этих проверок стуки издавала заранее нанятая служанка-голландка, прятавшаяся под сценой.

Девочек испытывали не один вечер перед нередко враждебной толпой, но упрямые сестры выстояли. И в итоге были вознаграждены. Комиссия признала их подлинными медиумами. Слухи о сестрах Фокс распространялись быстро, и вскоре было решено, что они выступят в Нью-Йорке.

Под покровительством судьи из Нью-Йоркского апелляционного суда Джона Эдмондса и редактора газеты «Нью-Йорк Трибьюн» Хораса Грили девочки вновь обрели доверие и уважение. Духи научились выстукивать «конец», когда медиумы чувствовали, что сеанс пора прекращать во избежание затруднительных вопросов.

Ли Фиш переехала в Нью-Йорк и с помощью Хораса Грили открыла зал для сеансов. Во время выступлений в отеле «Веббз Юнион» в Филадельфии Мэгги познакомилась с доктором Элишей Кентом Кейном, и ее жизнь опять переменилась.

Молодой моряк и путешественник был мгновенно очарован этой пятнадцатилетней девочкой. Элиша Кейн происходил из влиятельной и богатой филадельфийской семьи, при нормальных обстоятельствах необразованной простушке Мэгги было бы к нему не подступиться. Кейн объяснился в любви, и с тех пор их нежные отношения стали достоянием публики. Из писем Кейна следует, что он никогда не обманывался насчет спиритизма и беспрестанно упрашивал Мэгги бросить это занятие. Он даже пообещал жениться, если Мэгги прекратит морочить голову публике, спиритизм претил респектабельному жениху. Ли пришла в ярость.

как провести сеанс спиритизма

С июля 1853 года по октябрь 1855 года Мэгги жила уединенно, не показываясь на людях, а Кейн в это время искал в Арктике пропавшего полярного исследователя сэра Джона Франклина.

Перед отъездом в Англию, где он должен был встретиться с леди Франклин и передать издателям рукопись о своих арктических приключениях, доктор Элиша Кейн в присутствии друга обменялся кольцами с Мэгги Фокс - отныне они считали себя мужем и женой. Кейн не отличался крепким здоровьем; из Англии он вернулся совсем больным и был прямиком отправлен в Вест-Индию, где по прибытии умер. Родные Кейна позаботились о том, чтобы Мэгги не получила ни цента из его наследства, а в биографии Кейна, изданной Уильямом Элдером в 1857 году с целью нажиться на посмертной славе героя, Мэгги не упомянута ни словом. Девушка осталась без средств к существованию.

Она написала мемуары, щедро пересыпав их цитатами из писем возлюбленного. После ожесточенных разбирательств в суде в 1862 году Мэгги, нарушив обещание, данное семье Кейнов, опубликовала эти мемуары. А затем вернулась к прежнему ремеслу - ничего другого она делать не умела. К тому времени Ли Фиш превратилась в госпожу Дэниел Андерхилл, жену состоятельного нью-йоркского банкира, свято веровавшего в спиритизм. Ли и сама преуспела на спиритическом поприще; Мэгги она на порог не пустила, вынудив младшую сестру скатываться в нищету и пить горькую.

Кейти работала на Ли, пока госпожа Андерхилл не уволила сестру, более не нуждаясь в ее услугах. Тогда Кейти нанялась к господину Хорасу Дею, уважаемому в обществе Фабриканту, занимавшемуся производством ластиков, и по совместительству спириту. Каждое утро Кейти выстукивала сообщения духов, за что господин Дей платил ей - 1200 долларов в год.

Ли не останавливалась на достигнутом. Именно она изобрела завораживающий спиритический прием - материализацию, когда светящийся призрак женщины обретает плоть.

Начинание Ли подхватили многочисленные медиумы по всей Америке. Кейти от них не отставала. Однажды в Нью-Йорке, во время материализации, ей удалось убедить богатого вдовца господина Ливермора в том, что светящийся призрак - его покойная жена. Вскоре из кабинета Кейти начали появляться призраки знаменитостей, включая Бенджамина Франклина, ставшего завсегдатаем ее сеансов. Кейти переехала в Англию, прихватив с собой материализованных духов. С той поры ни один спиритический сеанс в Британии не обходился без светящихся призраков.

Мэгги и Кейти, когда-то затеявшие все это, теперь бедствовали, страдая от нищеты и пьянства. Ли же процветала, она была признанным в обществе медиумом. Младшие сестры задумали отомстить.

21 октября 1888 года в зале Нью-Йоркской академии музыки перед огромной аудиторией Мэгги призналась в обмане. Спиритизм, заявила она, был притворством с самого начала. Сидя на балконе, Кейти согласно кивала. Мэгги продемонстрировала, как они с сестрой передвигали пальцы ног, чтобы производить звуки. Она раскрыла все секреты, ничего не утаив: о яблоках на веревочке, которыми они стучали по стенам, о привлечении ассистентов в случае необходимости.

Так что же, спиритизму пришел конец? Не тут-то было. Ущерб от откровений Мэгги оказался минимальным. Набравший силу спиритизм более не нуждался в подтверждении честности сестер Фокс, Мэгги и Кейти никто не принял всерьез. Смалодушничав, они взяли свои слова обратно и попытались вернуться к сеансам. Их ждал провал - обе умерли в нищете.

А теперь обязательно прочитайте про загадочные круги на полях.

Расскажите друзьям

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Больше информационных новостей

Распознавание лиц в наше время становится все более реальным. Теперь,…

Подробнее

Памятник Кобзону очень скоро может появиться в Забайкалье. Руководство Забайкальского…

Подробнее

Названа самая старая планета Солнечной системы. Ею оказался Юпитер, который…

Подробнее

Известно, что кальян и кальянные заведения в России не запрещены…

Подробнее
Недавно опубликованы

Большинство людей, желающих похудеть, в первую очередь задаются вопросом, как…

Подробнее

Впервые сетевой маркетинг возник в середине прошлого века. Традиционно, родиной…

Подробнее

Распознавание лиц в наше время становится все более реальным. Теперь,…

Подробнее

Буквально на днях в кинопрокат ворвался фильм «Человек паук возвращение…

Подробнее