Посредник в спиритизме. И снова на сеансе

Все, о чем здесь будет говориться, почерпнуто из подробных отчетов о разоблачениях медиумов. Наиболее искусные спириты были очень ловкими фокусниками, умевшими создавать весьма затейливые иллюзии. Других - тех, кто попроще, - ловили на описанном ниже применении трюков. Нередко люди, приходившие к ним, всей душой хотели уверовать в сеанс спиритизма и поэтому не замечали многих признаков обмана.

Посредник в спиритизме

Итак, Рут сидит за маленьким столиком в окружении пяти посетителей - посредников в спиритизме. Свет погашен, горит лишь одна свеча. На носки туфель медиума прилажены жесткие набойки, с их помощью спирит постукивает по столу и полу, и эти звуки слышат участники сеанса. Элли-Мэй, младшая дочь Рут, легонько стучит в дверь. Несколько минут спустя она выскальзывает наружу и негромко барабанит по оконной раме. В это время Рут надевает на правую руку длинную черную перчатку.

Она просит посетителей, сидящих по обе стороны от нее, держать ее за запястья, - те будут своего рода контролерами, которые удостоверятся, что медиум физически не способна передвигать предметы. Она кладет ваши пальцы на свое левое запястье. Затем, ссутулившись, подается вперед, и ее широкие одежды накрывают левую кисть. Ладонь господина Дженсена она кладет на свое левое предплечье, таким образом, ее правая рука остается свободной и к тому же невидимой в тусклом свете свечи, горящей в другом конце комнаты. Теперь медиум может приниматься за дело.

Свободной рукой она извлекает из-под кресла длинную черную перчатку, набитую ватой и укрепленную на палке, - это приспособление было припрятано в мешке, сшитом из точно такой же ткани, какой обито кресло. Этим муляжом она трогает вас за плечо. Убрав «руку» в мешок, Рут достает апорты. Сперва она подбрасывает в воздух цветок, затем брошку. Когда она дергает за толстую черную нитку, под потолком начинает кружиться кусок шелка. Накануне по просьбе Рут мисс Дарлингтон принесла ей фотографию покойного жениха. Вымочив снимок в нашатырном спирте, Рут раскаленным утюгом «отпечатала» его на шелке. На самом деле это не шелк, но прочный атлас, однако спириты предпочитают слово «шелк». Портрет на ткани получился вполне узнаваемым, и Рут довольна произведенным эффектом.

Напоследок она достает снизу из мешка складной серебряный, похожий на глушитель, который, кстати, рожок; Рут удлиняет его - инструменту предназначено сыграть роль трубы. Эти манипуляции она производит у себя за спиной, причем она по-прежнему сидит, наклонившись, вперед и заглушая возню с рожком стонами. Она извлекает из «инструмента» тонкий резиновый шланг, конец которого вставляет себе в рот, а затем при помощи черной палки заставляет трубу взмыть в воздух. В полутемном помещении ни палку, ни шланг никто не заметит. С этой минуты Бенджамин Франклин, модное привидение того времени, может начинать свое выступление.

О Мэри господина Максвелла и вашей Аделине Рут узнала от других медиумов, выступавших в здешних местах. Люди, ищущие контакта с усопшими, часто обращаются ко всем медиумам подряд.

Незаметно уперев ступни в ножки стола, она покачивает столик. Переместив ступню к дальней ножке, она повторяет это движение. После чего Рут снимает перчатку с правой руки и кладет ее в мешок.

Медиум отправляется в кабинет, и пока госпожа Кловелли проверяет, не прячет ли Рут на себе каких-либо предметов, вы осматриваете кабинет.

Когда вы привязываете Рут к креслу, она держит руки слегка приподнятыми над подлокотниками. Этот прием требует изрядной физической силы и немалого притворства: ведь медиум должна выглядеть расслабленной. То же самое она проделывает со своими ступнями. Занавеси задергивает, присутствующие принимаются распевать псалмы, и это пение заглушает происходящее в кабинете: Рут выскальзывает из пут, которые она предусмотрительно ослабила маневром с руками и ступнями. Она приближается к деревянным карнизам, на которых висят занавеси. Из углубления, скрытого от посторонних глаз, она достает свернутый в трубку пергамент. К концу третьего псалма Рут возвращается в кресло и продевает руки и ступни под веревки. Она зовет вас, чтобы прочесть послание отца мисс Дарлингтон. Когда ваше внимание целиком захвачено удивительным пергаментом, в комнату прокрадывается Элли-Мэй. Девочка с головы до ног одета в черное, лицо ее зачернено, дверь она открывает лишь на миг, но этого достаточно, чтобы по комнате пробежал легкий сквозняк. Вы вздрагиваете и снова начинаете петь.

Прижимаясь к стенам, Элли-Мэй добирается до кабинета. Пение не позволяет различить звук ее шагов. В руках у девочки черная бархатная сумка. Она передает матери костюм американского индейца; одеяние сшито из марли, а спереди к нему приделаны скрещенные руки. Участники сеанса привыкли видеть хотя бы одного индейского призрака. Рут не надевает костюм, но удерживает его на поднятых вверх руках. Теперь она кажется много выше ростом. Элли-Мэй садится в кресло и наклоняется вперед. Рут, держа голову призрака высоко над собственной головой, входит в комнату, вещая низким голосом и дотрагиваясь до посетителей.

Затем возвращается в кабинет и задергивает занавеси. Пение псалмов мешает услышать, как маленькая хрупкая Элли-Мэй становится за кресло, в которое опять усаживается ее мать. Костюм укладывают обратно в бархатную сумку. Рут, снова наклонившаяся вперед и опутанная веревками, вынимает из-под платья компактно сложенную кисею. Госпожа Кловелли не заметила этот маленький комочек ткани, спрятанный в нижнем белье. Кисею Рут вынимает осторожно, так чтобы не порвать черную нитку, привязанную к поясу. Элли-Мэй раздвигает занавеси. Рут начинает медленно разворачивать кисею, роняя ее на пол. Элли-Мэй, сделав шаг вперед, подхватывает кисею и медленно тянет вверх, накрываясь ею. Все это время посетители видят, как из ничего на полу вырастает человеческая фигура. Элли-Мэй тянет кисею все выше и накрывает ею голову. На глазах участников сеанса происходит материализация маленькой девочки. Элли-Мэй вытягивает ногу, которой бьет по шнуру, прикрепленному к передней подпорке кабинета. Этим движением она вышибает тряпичную затычку из музыкальной шкатулки - пружина разжимается, ключ поворачивается и в комнате раздается мелодия.

Когда мелодия стихает, а присутствующие немного приходят в себя, Элли-Мэй в полной тишине роняет кисею на пол. Одновременно Рут тянет за нитку, и кисея исчезает под ее платьем. Элли-Мэй снова «закрывает кабинет» и прячется за задней занавеской. Там она простоит, прижавшись к стене, пока участники сеанса не покинут комнату. Удостоверившись, что Элли-Мэй спряталась, Рут с громкими стонами выходит из транса. Она опять твердо удерживает руки и ноги, не прикасаясь к подлокотникам и ножкам кресла, и вы не без усилия развязываете крепко натянутые веревки.

Освобожденная от пут, медиум выглядит явно измученной. Зажигают лампы, и комната наполняется светом. Сеанс окончен. Рут настолько утомлена, что вы торопитесь поскорее уйти. Присутствия Элли-Мэй никто и не заподозрил, ведь она всего лишь посредник в спиритизме.

Не дайте себя обмануть. Верьте глазам.

Обязательно прочитайте о туринской плащанице и исследованиях учёных.

Расскажите друзьям

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Больше информационных новостей

Телефонное мошенничество с банковскими картами вышло на новый уровень развития. Если…

Подробнее

Профнастил Н57 имеет невероятно широкую сферу использования. Легкий, но прочный, такой…

Подробнее

Как стало известно, правительство установило календарь праздников 2020 года и официально…

Подробнее

Мир современных технологий развивается крайне быстро и резко, каждый месяц…

Подробнее
Недавно опубликованы

Телефонное мошенничество с банковскими картами вышло на новый уровень развития. Если…

Подробнее

Покупка квартиры на вторичном рынке, как и любая другая операция на…

Подробнее

Профнастил Н57 имеет невероятно широкую сферу использования. Легкий, но прочный, такой…

Подробнее

На самом деле, внедорожник Сталкер тольяттинского производства не является новшеством. Разработка…

Подробнее