Опыты на мышах о том, как бороться с депрессией

Опыты на мышах о том, как бороться с депрессией

Поскольку депрессию человека очень сложно изучать, ученые для этих целей создали множество депрессивных мышей. Примечательно, что это вообще возможно. Сама способность понижать энергетический уровень клеток мозга говорит нам о двух вещах. Во-первых, такое состояние может быть обычным для диких животных. Во-вторых, если это правда, то, вероятно, в этом случае не стоит говорить о кошмарной, ужасной судьбе.

Поскольку депрессию человека очень сложно изучать, ученые для этих целей создали множество депрессивных мышей. Примечательно, что это вообще возможно. Сама способность понижать энергетический уровень клеток мозга говорит нам о двух вещах. Во-первых, такое состояние может быть обычным для диких животных. Во-вторых, если это правда, то, вероятно, в этом случае не стоит говорить о кошмарной, ужасной судьбе.

Но обо всем по порядку. Учитывая наше замешательство по поводу того, что такое депрессия, как бороться с депрессией и как узнать, преуспели ли вы в создании законно загнанной в депрессию мыши?

Опыты на мышах бороться с депрессией

Подобно тому как приподнятый крестообразный лабиринт является стандартным измерителем тревожности мыши, вынужденное плавание и подвешивание за хвост являются обычными тестами на определение мышиной депрессивное.

В первом случае исследователь опускает мышь в лабораторную емкость с водой. Мышь какое-то время плавает в ней по кругу. Она может пробовать подтянуться вверх по стеклу. Она, вероятно, покакает несколько раз. (Мышь поступает так во время любого нового опыта. Митци и Макси делали это, когда я брала их в руки.) Но спустя всего лишь несколько минут обычная мышь успокоится. Она будет спокойно плавать. (Она не утонет, Мыши - маленькие эксперты по плаванию и могут продержаться до двух с половиной часов. К тому же они хорошо дрейфуют по окончании заплыва. Их мордочки остаются над поверхностью воды, а сами мыши переходят в состояние покоя.)

Вне зависимости от формы проявления исследователи относят плавание к «поведению в состоянии отчаяния». Я думаю, это неправильно, поскольку «отчаяние» - это старинное французское слово, обозначающее «потерявший надежду». Надежда предполагает наличие представления о будущем. У мышей не бывает представления о будущем, ни полного надежд, ни какого-либо другого. Они живут моментом. И если в этот момент они застряли в воде, то «que sera, sera», или «что будет, то будет». Если им дать лезвия бритвы, они не будут резать ими свои маленькие запястья, потому что они не понимают, что их будущее безрадостно. Поэтому определение «принятие» подходит лучше, чем «отчаяние». Но какой бы термин вы ни использовали, мышь, которая быстро переходит с плавания на дрейф, считается депрессивной и, следовательно, полезной для опытов.

Для проведения теста с подвешиванием за хвост исследователи приклеивают клейкую ленту к мышиному хвосту, а потом подвешивают животное на маленьком датчике. Датчик записывает борьбу мыши в течение шести минут, пока она пытается освободиться. Чтобы свести к минимуму отвлекающие факторы, этот эксперимент часто проводят внутри маленьких белых боксов, информация из которых поступает в компьютер. (Признаюсь, я не люблю поднимать Митци и Макси за хвосты, но в этом, похоже, нет ничего страшного. Ветеринары делают это. Даже владельцы веб-сайтов, посвященных мышам как домашним животным, делают это. Я нигде не могу найти информацию о том, что это причиняет им какой-то вред. Фактически они используют свои хвосты приблизительно так же, как и обезьяны, хватаясь ими, когда лезут наверх. Это только кажется грубым, когда их поднимают за хвост.) Как и в вынужденном плавании, ученые измеряют время, которое мышь проводит, вися неподвижно. Тестировать лекарство лучше на той особи, которая раньше всего прекратила борьбу.

Вот так ученые определяют, как бороться с депрессией и находится ли мышь в депрессии. Вынужденное плавание и подвешивание за хвост - наиболее подходящие для этого тесты, поскольку они оказывают наименьшее негативное влияние на состояние мыши, никак не влияя на ее депрессивность.

Если бы эти тесты были единственным сигналом мышиной «депрессии», у меня бы возникли сомнения. Мне кажется, что мышь, первой прекращающую плавать, также можно считать самой консервативной. В данный момент она не может справиться с окружающей средой и сохраняет свою энергию. Когда окружающая среда изменится, у такой мыши хватит сил, чтобы возобновить свою деятельность.

Но смысл создания депрессивной мыши заключается в том, чтобы найти лекарство, которое бы победило депрессию у людей. Итак, что получается, когда вы кормите мышь, пребывающую в отчаянии, кусочком серотонин содержащего лекарства? Она продолжает плыть дольше, прежде чем сдаться окружающей среде, и дольше извивается, будучи подвешена за хвост. Это обнадеживает. Значит, мы движемся в правильном направлении. Такую мышь можно использовать для апробации новых лекарств, имеющих меньше побочных эффектов или более высокий показатель эффективности.

А что же легионы пребывающих в отчаянии мышей говорят нам о наших собственных личностях?

Любопытно, но одна из депрессивных мышей Леша продемонстрировала - слишком много серотонина в синапсе тормозит животное так же, как и недостаток этого вещества. Такие перегруженные мыши, как обнаружил Леш, демонстрируют классическое поведение в состоянии отчаяния. Подвешенная за хвост, она отказывается от борьбы.

Данный факт опровергает первоначальный взгляд на взаимосвязь уровня серотонина и депрессии. Главная цель серотонин-содержащих лекарств - увеличить количество серотонина в синапсах, соединяющих нейроны, ускоряя тем самым «уличное движение» внутри вашего мозга. Можно предположить, что слишком много серотонина сделает мозг существа более занятым.

Но у мышей дополнительный серотонин, похоже, не вызывает состояния эйфории. Он заставляет их повиснуть на хвосте и прекратить плыть. Если это происходит с мышами, то может оказаться справедливым и для нас. Теперь можно объяснить, почему серотонин содержащие лекарства так часто оказываются неэффективными для людей в состоянии депрессии. Если на ваших перекрестках уже слишком много серотонина, то замедление скорости, с которой ваши «дворники» его убирают, только усугубит проблему.

Если это предположение верно применительно к людям, то что можно сказать о нормальной человеческой личности? Что у личности, склонной к депрессивному состоянию, может быть либо немного меньше, либо немного больше серотонина, чем обычно. И как тогда бороться с депрессией?

Примечательно, что избыток серотонина у депрессивных мышей Леша мог оказывать влияние на рост и формирование клеток мозга. У этих особей некоторые нейроны миндалевидного тела, своеобразного аварийного центра тревожности у людей, образуют намного больше синапсов, чем обычно. Леш думает, это приводит к тому, что миндалевидное тело, как и у беспокойных людей, постоянно пребывает в состоянии чрезвычайной ситуации. Второе изменение касается нейронов префронтальной коры животного - аналитической зоны мозга. Здесь у некоторых клеток развиваются более длинные «ветви», чем обычно. Леш думает, что эти особенности могут провоцировать появление избытка серотонина.

Как это влияет на нас? Закладка мозговых структур происходит очень рано и у мышей, и у человека. Судя по мышам, изменение количества серотонина у человека в период закладки может оказать влияние на архитектонику мозга. Могут появиться неисправные или гиперактивные нейроны, сохраняющиеся до конца жизни. В результате у вас будут быстро опускаться руки, если наступят трудные времена. Если же ваш серотонин в момент закладки электрических путей в мозговых структурах был совершенно нормальным, вы бы могли послужить примером в учебнике по нейронам. Вы были бы эмоционально стабильным, позитивным и несгибаемым человеком, даже если бы висели на хвосте.

Поскольку все предположения основаны на исследованиях мышей и на основных признаках депрессии, мы не можем быть уверенными, что мозг депрессивного человека будет давать похожие сбои. Прелесть подобных экспериментов в том, что вы можете, договорившись с совестью, вскрыть мышь, добравшись до мозга, и сделать открытия, позволяющие людям стать более счастливыми и здоровыми на долгие годы. Изучая депрессивную мышь с высоким содержанием серотонина, Леш открыл, как бороться с депрессией и препарат, который, если его давать в детстве, когда мозг только формируется, восстанавливает нормальный уровень серотонина. Вырастая, такие особи становятся «мышами», которые будут плыть и извиваться более оптимистично, чем любые другие. Однако препарат запретили испытывать на людях до тех пор, как он не пройдет многолетнее тестирование. Но ведь начало положено.

Расскажите друзьям

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Больше информационных новостей

Распознавание лиц в наше время становится все более реальным. Теперь,…

Подробнее

Памятник Кобзону очень скоро может появиться в Забайкалье. Руководство Забайкальского…

Подробнее

Названа самая старая планета Солнечной системы. Ею оказался Юпитер, который…

Подробнее

Известно, что кальян и кальянные заведения в России не запрещены…

Подробнее
Недавно опубликованы

Большинство людей, желающих похудеть, в первую очередь задаются вопросом, как…

Подробнее

Впервые сетевой маркетинг возник в середине прошлого века. Традиционно, родиной…

Подробнее

Распознавание лиц в наше время становится все более реальным. Теперь,…

Подробнее

Буквально на днях в кинопрокат ворвался фильм «Человек паук возвращение…

Подробнее